"Триумф искусства и техники. Ни один корабль в мире не достигал еще такого!" Отзыв Чарльза Крампа о первом круге испытаний "Варяга". При волнение моря в 10 баллов крейсер "Варяг" показывает мировой рекорд для крейсеров своего класса по скорости - 24,59 узла.
подробнее...

Война на суше Вопрос по полкам
Здравствуйте! Не поможет ли кто по истории участия следующих полков в РЯВ: Волховский,Новгородский,86-й (кажется Нейшлотский) и 88-й (Петровский) пехотные полки.Меня интересует:где формировались,в составе каких корпусов участвовали в боях,командиры. Заранее спасибо. С уважением.

Ответов - 7

Смотри click here
Полки 22-й ПД отличились в боях за безымянную сопку при Шахе - ее назвали Новгородской т.к. они были укомплектованы уроженцами Новгорода. Еще посмотри http://regiment.ru/infantery/inf/inf.htm
Еще http://russa.narod.ru/almanakh/antiquity/023.htm
Вильмандстрандский полк в РЯВ участвовал в боях на Шахэ, в атаках на Двугорбую, Новгородскую и Путиловскую сопки и в бою у деревни Хулантунь (17 февраля 1905 г.) Выборгский полк по прибытии в Ляоян 17 августа был направлен прямо из вагонов на Ляоянские позиции. Затем полк участвовал в сражених при Шахэ и под Мукденом. Награды в РЯВ 85-й пехотный Выборгский полк - Георгиевское знамя за оборону Туилинского перевала 17-23 февраля 1905 г. 86-й пехотный Вильмандстрандский полк – знаки «За отличие в войну с Японией в 1904-1905 гг. 87-й пехотный Нейшлотский полк – 7-я рота знаки «За взятие сопки с деревом 4 октября 1904 г., во всех батальонах знаки «За отличие в войну с Японией в 1904-1905 гг. 88-й пехотный Петровский полк – знаки «За отличие в войну с Японией в 1904-1905 гг.
Из книги Алксея Емелина. История Петербургского военного округа: ....В середине июня было принято решение об отправлении на Дальний Восток наряду с другими соединениями полков I армейского корпуса из состава войск Петербургского военного округа (обе артиллерийские бригады оставлялись в местах дислокации)*. Высочайший указ Сенату был подписан 16 июня, в частях телеграмма о мобилизации получили 18 числа. Корпус пополнялся запасными из 20 уездов Петербургского и 6 – Московского военных округов*. Основные проблемы при переходе на военные штаты были с запасными, которых призывали преимущественно старых сроков службы. Большинство не только успело отвыкнуть от строя, но и в глаза не видело уже десять лет находившихся на вооружении трехлинейных мосинских винтовок. К числу положительных моментов можно отнести получение новых защитного цвета рубах и чехлов на фуражки (находившиеся в Манчжурии войска преимущественно были одеты в заметную издали летнюю белую форму, а потому несли неоправданные потери). К середине июля мобилизация завершилась и части тронулись в далекий, более чем месячный путь. Для перевозки каждого полка потребовалось по шесть эшелонов. Передовые части 22 пехотной дивизии прибыли на театр военных действий в период Ляоянского сражения и были оставлены в резерве. Спустя несколько дней дивизии была придана 7 артиллерийская бригада. Интересно, что 27 августа один из полков (86 пехотный Вильманстрандский) посетил главнокомандующий А.Н.Куропаткин, после обычного смотра поделившийся с офицерами опытом ведения современного боя и давший ряд советов о том, как лучше всего действовать в горах, в зарослях гаоляна. После потери Ляояна наступило месячное затишье. I армейский корпус под командованием генерал от кавалерии барона Феофила Егоровича Мейендорфа находился в резерве и располагался за стыком Восточного и Западного отрядов русской армии и при возобновлении боевых действий должен был поддержать наши войска на этом центральном участке. 23 сентября наша армия перешла в наступление и вскоре овладела долиной р. Шахэ. Если потери Западного отряда были сравнительно невелики, то в Восточном они были существенны, а потому, когда 27 числа японцы перешли в контрнаступление, пришлось вводить в бой резервы. 28 сентября существенные потери понес 145 Новочеркасский полк, не сумевший под натиском превосходящего противника удержать «Двугорбую сопку. 1 октября в тяжелом положении оказался 148 Каспийский полк. Соседние с ним части (145 – 147 полки той же 37 дивизии) получили приказ отступить с Яншутэнских высот, но до каспийцев он почему-то не дошел. Видя отход товарищей, но не имея приказа, полк остался на позиции и вскоре был окружен подразделениями армии Куроки. Спустя некоторое время распоряжение об отходе было доставлено по назначению и роты пошли на прорыв. «Пошел сильный дождь и двигаться стало еще труднее. Некоторые роты подпускали врага на 100 шагов и тогда встречали японцев залпами; другие роты кидались несколько раз “на ура”, чтобы отогнать японцев, и тогда уже отходили назад. 1-я рота просидев до последней возможности в окопах, расстреливаемая в упор – кидается в штыки на японцев, и многие находят тут свою смерть, но не позор … . За верность долгу полку пришлось заплатить высокую цену – 33 офицера и 1177 солдат выбыли из строя убитыми и ранеными. Знамя полка было спасено*. После этих четырехдневных боев 37 дивизия, потерявшая из 7800 штыков 120 офицеров и около 3500 солдат убитыми и ранеными , была отведена в резерв. Следующие дни оказались горячими другой половины того же I армейского корпуса. После отхода армии части 22 дивизии остались последними, находящимися за р. Шахе. Около 17 ч. 2 октября японцы перешли в наступление, а спустя полчаса был получен приказ отступить за реку. На имеющей большое значение «сопке с деревом были оставлены лишь два батальона (по одному от 86 и 88 пехотных полков). Конечно, они не смогли противостоять имевшему подавляющее превосходство противнику и в ночь на 3 октября были оттеснены за Шахэ японской бригадой генерала Ямада (41 пехотный и 20 резервный полки). Весь следующий день прошел в ожесточенных перестрелках, а к вечеру 86, 87 и 88 полки 22 дивизии и подошедшие 19, 20 и 36 Восточно-сибирские стрелковые полки были посланы в атаку на оставленную сопку.
Под сильным огнем артиллерии, пулеметов и винтовок наши части перешли реку и после длительного боя штыками выбили японцев с ближайших высот. В историю войны «сопка с деревом и соседняя вошла под именем «Новгородской и «Путиловской, одна – по имени руководившего атакой генерал-майора Путилова, другая – в честь полков 22 дивизии, дислоцировавшихся в Новгородской губернии). Потери и в этом бою были тяжелыми. В 86 пехотном Вильманстрандском полку «батальонами командовали младшие офицеры, а для командования ротами не доставало не только офицеров, но даже и фельдфебелей . Контратакой на Путиловскую и Новгородскую сопки фактически закончилось сражение на Шахэ, не давшее преимуществ ни одной из сторон. Во время последовавшего затем затишья I армейский корпус находился в составе левофланговой 1-й армии генерала Н.П.Линевича. Основные события развернувшихся 12-16 января 1905 г. боев под Сандепу происходили на правом фланге и его частей практически не затронули. Во феврале во время грандиозного сражения под Мукденом полки корпуса легко остановили наступление, но в течении многих дней находились под огнем 11-дюймовых мортир, перевезенных в Манчжурию из-под поверженного Порт-Артура. Так, например, 14 февраля по одному из построенных 86 полком укреплений (редуту № 8, или «Вильманстрандскому) было выпущено до 300 таких снарядов! К счастью, обстановка позволяла основную массу людей заблаговременно отводить в безопасные места, а потому потери были незначительны. Неоднократные попытки противника перейти в атаку отбивались ружейным огнем и артиллерией, не раз наши части проводили небольшие успешные контратаки, улучшая свое положение и захватывая пленных. Между тем японское наступление захлебнулось почти по всей линии. В момент, когда казалось, что армия прочно держится на своих позициях, судьбу Мукденского сражения фактически решил удар японской гвардии, направленный на части соседнего с I армейским IV Сибирского корпуса. Вскоре после образования здесь прорыва главнокомандующий войсками А.Н.Куропаткин дал приказ к отступлению. 25 февраля под ударом оказались два батальона 145-го пехотного полка, героически прикрывавшие отход частей и обозов I армейского корпуса. За время Мукденского сражения полк потерял убитыми и ранеными 45 % офицеров и 34 % рядовых. После этих кровопролитных боев война замерла. Каждая сторона накапливала силы, готовясь к новым сражениям, причем рост русской армии намного превосходил увеличение японской. Поражение русского флота в Цусимском проливе, отнявшее последнюю надежду на овладение морем, стремительный рост революционных выступлений в стране и упадок духа генералитета после ряда поражений вынудили в сентябре 1905 г. заключить мир с Японией. Весной 1906 г. части I армейского корпуса вернулись к местам дислокации на территории Петербургского военного округа.
АФФАНАСОВИЧ, Виктор Константинович, генерал-лейтенант. Родился в 1846 г. По окончании 1-го кадетского корпуса и 2-го военного Константиновского училища в 1866 г. произведен в подпоручики 1 лейб-гренадерского Екатеринославского полка. Окончив курс Николаевской академии генерального штаба, был назначен старшим адъютантом штаба 2-й гвардейской пехотной дивизии. За составленную и поднесенную Государю Императору книгу «Производство рекогносцировок Аффанасовичу был пожалован подарок по чину. В составе штаба 2-й гвардейской пехотной дивизии он принял участие в русско-турецкой войне 1877-78 гг. Был в сражении при Горном Дубняке, в перестрелке у Хан-Правец, в артиллерийском бое против Правецкой позиции, при взятии Этрополя, при рекогносцировке Лютаковских укреплений и под Араб-Конаком. Раненный в ногу и контуженный в голову, Аффанасович за боевые отличия в эту войну был награжден орденами св. Владимира 4 ст. и св. Станислава 2 ст. с меч. По окончании кампании Аффанасович служил в штабе войск гвардии и Петербургского округа, состоял для поручений при Е. И. В. главнокомандующем войсками гвардии и округа, был начальником штаба 1-й гвардейской пехотной дивизии, управляющим удельным имением «Массандра и командовал 95-м пехотным Красноярским полком. Произведенный в генерал-майоры, Аффанасович был назначен помощником начальника штаба войск гвардии и Петербургского округа. В 1901 г. назначен командующим 22-й пехотной дивизией. В 1904 г. генерал-лейтенант Аффанасович отправился с этой дивизией на театр военных действий в Маньчжурии, где с 21 по 27 сентября участвовал в наступлении армии против японцев. С 28 по 30 сентября, командуя отрядом из 85-го пехотного Выборгского и 87-го пехотного Нейшлотского полков и 3-й батареи 6-й артиллерийской бригады, под общим начальством генерал-адъютанта Зарубаева, был в бою под Хамытаном. По болезни эвакуирован в Петербург, состоял в распоряжении начальника главного штаба и военного министра; был председателем военно-исторической комиссии по описанию русско-турецкой войны 1877-78 гг. Скончался в Наугейме 3 июня 1908 г.