"Триумф искусства и техники. Ни один корабль в мире не достигал еще такого!" Отзыв Чарльза Крампа о первом круге испытаний "Варяга". При волнение моря в 10 баллов крейсер "Варяг" показывает мировой рекорд для крейсеров своего класса по скорости - 24,59 узла.
подробнее...

Война на суше Медицинском обеспечении войск
Добрый день Я в принципе не очень хотел заниматься этим вопросом, но поскольку вопрос был задан то вот начало, если интерсно то могу продолжить. Источником для написания данного обзора послужила книга Е. Павлова Да Дальнем Востоке в 1905 году СПб 1907 представляющая собой отчет автора бывшего лейб-хирургом о инспекционной поездки в действующую армию. Если кому-то интересно современное состояние вопроса, то могу привести данные о Медицинском обеспечении федеральных войск в ходе операции на территории Чеченской Республики взятых из доклада бывшего начальника штаба СКВО генерал-лейтенанта В. Потапова. По данным, приводимым Е. Павловым, военно-лечебные заведения на ТВД во время войны с Японией подразделялись на полковые и дивизионные лазареты и полевые военные госпиталя трех родов подвижные, запасные и сводные. Подвижные полевые госпиталя делились на приданные и не приданные к дивизиям. К 4 июля 1905 года в 1-й Маньчжурской армии было 34 подвижных госпиталя, из которых 23 придано дивизиям, 11 свободны, во 2-й Маньчжурской армии 29 подвижных госпиталей из которых 19 приданных и 10 свободных, в 3-й Маньчжурской армии 19 госпиталей из которых приданными к дивизиям было 14. Кроме того, в тылу всех трех армий располагались 15 неприданных подвижных госпиталя и 10 резервных госпиталей. 10 из 15 подвижных госпиталей тыла армий не имели госпитального обоза. Сводные госпиталя в общем количестве 30-ти так же располагались в тылу всех трех армий. Кроме того, для оказания медицинской помощи Маньчжурские армии располагали лазаретами Красного Креста, дворянскими, земскими и пр. частными лазаретами. В 1-й Маньчжурской армии таковых имелось 13, во 2-й Маньчжурской 12 и в 3-й Маньчжурской армии 5. На второстепенных направлениях. О. Сахалин 2-а запасных военных госпиталя, 4-ре местных лазарета. Николаевск запасной госпиталь и войсковой лазарет. Общий состав госпитальной базы в городе Владивосток крепостной госпиталь, два запасных госпиталя, сводный лазарет при 29 В-С стрелковом полку, местный лазарет, и 31-е лазаретное отделение. При этом обращаю внимание, в тексте и в приложении имеются расхождения, так для Николаевска показано три госпиталя в тексте и один в приложении. Сам автор отмечает ненадежность статистических данных по раненным приводимым в отчетах разных уровней. Штатное расписание полкового лазарета составляло врачей 5, ротных фельдшеров 16, младших фельдшеров 4 одного старшего фельдшера и 1 –го аптечного фельдшера. Уровень оказания медицинской помощи на полковом уровне мне доподлинно не известен, но, по-видимому, первая врачебная помощь в основном заключавшаяся в перевязке иммобилизации и проведении ПХО ран. О проведении сортировочных мероприятий на данном этапе мне так же не известно. Подвижный полевой госпиталь по штату состоял из 5-ти врачей, 5-ти медицинских сестер 9-ти фельдшеров, смотрителя, помощника смотрителя, управляющего аптекой, священника и 113 нижних чинов. Госпиталь разворачивался на 210 коек. Непосредственно на поле боя помощь, по-видимому, оказывалась самими военнослужащими, которые и выводили раненных с поля боя, что зачастую приводило к неоправданному оставлению позиций, и потребовало организации специальных офицерских постов в тылу действующих войск возвращающих добровольных «санитаров на позиции. Имеются данные о наличие на руках индивидуальных перевязочных средств, приготовленных централизованно. Каким образом организовывался сбор раненных непосредственно в ходе боя мне так же не известно, имеются сведенья о первых попытках использования для этих целей служебных собак. Но по-видимому единой системы не существовало, каждый командир подразделения осуществлял мероприятия в силу своих возможностей. Кроме того, в ходе войны стала понятна необходимость организации на поле боя «гнезд раненных. С уважением Александр

Ответов - 11

Спасибо. Вопрос: насколько схема развертывания японской медслужбы отличалась от российской? Были ли какие-то принципиально отличные моменты?
Добрый день А вот этого то я как раз и не знаю, у меня довольно отрывочные сведенья. С уважением Александр
Выдержки из монографии Деревянко И. В. "Военный аппарат России в период войны с Японией": ...Вопросами медицинского обслуживания армии, укомплектованием штатов военно-врачебных заведений и снабжением войск медикаемнтами занималось Главное военно-медицинское управление, возглавляемое главным военно-медицинским инспектором, лейб-медиком двора Е. И. В., тайным советником Н. В. Сперанским. При управлении находилась Военно-медицинская академия, готовившая кадры армейских врачей. Ему непосредственно подчинялись: Завод военно-врачебных заготовлений и окружные медицинские инспекторы со своим штатом... ...Подготовкой врачей для военного ведомства занималась находившаяся в ведении I ГВМУ Военно-медицинская академия...Нехватка медицинских кадров ставила ГВМУ в крайне трудное положение. С началом войны управление провело ряд изменений в организации учебного процесса в Военно-медицинской академии, причём выпуск врачей был проведён досрочно, весной. К 1 января 1904 года помимо студентов при академии находились для повышения квалификации 137 врачей, в том числе 115 от военного ведомства. Из числа последних в действующую армию отправили 107 человек. Были отправлены на театр военных действий 133 студента академии в качестве помощников врачей и санитаров, но к 1 января 1905 года из них остались на Дальнем Востоке только 59 человек. Остальные под теми или иными предлогами вернулись. А в 1905 году, как мы уже знаем, работа академии была практически парализована (волнения)... ...Во время Русско-японской войны укомплектование действующей армии медицинскими чинами, помимо выпусков из военно-медицинской академии и военно-фельдшерских школ, проводилось путём призыва врачей из запаса и отставки. Кроме того, на Дальний Восток командировались военно-медицинские кадры из Европейской России, а вакансии нижних медицинских чинов замещались подготовленными в войсках фельдшерскими учениками, фельдшерами, оставленными на сверхсрочную службу, и новобранцами, знающими аптечное дело... ...ГВМУ...в самом начале войны отказалось от услуг иностранных врачей, желавших поступить добровольцами в русскую армию... ...начальник санитарной части действующей армии генерал-лейтенант Ф. Ф. Трепов... ...В 1904-1905 годах управлению пришлось позаботиться о размещении больных и раненых, прибывших с Дальнего Востока. В связи с этим в некоторых медицинских учреждениях Европейской России было увеличено число больничных мест и медицинского персонала. Клинический военный госпиталь при Военно-медицинской академии в марте 1905 года был расширен на 200 мест, а ещё 100 мест добавили путём сокращения приёма гражданских больных. Эти триста мест предназначались для наиболее тяжёлых пациентов, представляющих вместе с тем наибольший интерес в научно-медицинском плане. Госпитали на театре военных действий находились в ведении Медицинского управления действующей армии... ...За всю войну общий расход на приобретение медицинского имущества составил 3,620,900 рублей, а ветеринарного - 82,266 рублей... ...Как и другие главки Военного министерства, ГВМУ во время Русско-японской войны было вынуждено позаимствовать часть медицинских запасов у войск, не участвующих в боевых действиях...Изъятое удалось быстро пополнить, и концу войны медицинское ведомство оказалось в несравненно лучшем положении, чем другие главные управления...
Добрый день А вот о авторе книги. Павлов Евгений Васильевич — известный хирург, род. в 1845 г. в СПб., обучался в воронежской гимназии, после чего поступил в Медико-хирургическую академию. По окончании курса которой (1868) был прикомандирован (1869) к Варшавскому уяздовскому госпиталю, где начал свою оперативную деятельность под руководством профессора Коссинского; в том же году поступил ординатором к профессору Китеру в клиническом госпитале в СПб. В 1870 г. побывал в Париже и познакомился с тогдашними лечебными учреждениями военного времени. Диссертацию на доктора медицины защитил в 1871 г. и в том же году назначен исправляющим должность старшего ординатора семеновского Александровского госпиталя, который временно тогда служил академической клиникой. В 1873 г. признан приват-доцентом акад. Заведовал с 1875 по 1876 гг. хирургич. отделениями общин Крестовоздвиженской и Святотроицкой. В 1876—76 гг. был хирургом отряда Красного креста, посланного в Черногорию, затем главным врачом лазарета СПб. дамского комитета в Бессарабии. В 1878 г. состоял хирургом-консультантом на эвакуационных пунктах в Фратештах и Журжеве. В 1883 г. назначен главным врачом общины сестер милосердия Красного креста, в 1888 г. занял кафедру оперативной хирургии в Военно-медицинской акад., в 1890 г. перешел на кафедру десмургии и механургии и открыл новый курс "военно-полевой хирургии"; в 1894 г. оставил академию, а в следующем году назначен директором Mapиинской для бедных и Александринской женской больниц в СПб., в 1896 г. произведен в лейб-хирурги. В продолжение своей многолетней деятельности П. сделал много трудных хирургических операций, окончившихся хорошим исходом. Труды П.: "Ампутация влагалищной части матки" (докторская диссертация, 1878), "К истории новообразования костной ткани" ("Журнал нормальной и патологической гистологии", 1872), "О пулевых ранениях во время славянской войны 1876—77 гг." (Медицинский Вестник", 1878), "К вопросу об обратном развитии сосудистых опухолей" ("I рот. конфер. М.-Х. А.", 1878), "О состоянии крови при заболеваниях лимфатических желез, определяемых гематиметром и гемохромометром" ("Военно-Медицинский Журнал", 1880), "К паталогии и терапии лимфатических желез у солдат" ("Военно-Медицинский Журнал", 1882), "Из наблюдений по хирургическим клиникам Западной Европы" ("Протоколы Русского Хирургического Общества", 1891—92), "О значении вооружения армии малоколиберными пулями в военно-санитарном отношении" ("Журнал Русского Общества Охранения Народного Здравия", 1893), "Боевые качества пуль трехлинейной винтовки" (сообщ. в штабе войск гвардии и СПб. военного окр., 1896) и ряд других сообщений о разных хирургических случаях и операциях в наших медицинских изданиях. Кроме того, П. занимался изучением действия русских минеральных источников на хирургические заболевания и напечатал: "Город Липецк и его лечебные средства" (в "Липецком Летнем Листке", редактором которого он состоял в 1 8 82—83); в "Трудах Русского Общества Охранения Народного Здравия" П. напечатал ряд статей о Кисловодске, Старой Руссе, Липецке и Аренсбурге (1884—1890). Полный список его трудов помещен в печатающейся "Истории военно-медицинской академии". Скончался в 1916 году. С уважением Александр
s.reily пишет: Выдержки из монографии Деревянко И. В. "Военный аппарат России в период войны с Японией": Давно хочу ее прочитать. У вас она в электронном виде?
Бирсерг Увы. В печатном.
Спасибо. Для сравнения я тут набрал кусочков из книги Симена: Every army's plan for caring for the wounded in battle provides for a collecting station, a short distance in the rear of the firing line, to which the wounded are conveyed at once; a dressing station a little further in the rear, where the wounds are examined and cared for hastily; a field hospital, still further in the rear and usually out of the zone of fire, where temporary hospital treatment is given to the injured, and a base hospital still further in the rear, where the wounded are taken care of preparatory to being removed to reserve hospitals at home. The field hospital moves on with the army and is a part of its organization. All care of the wounded, of course, presupposes the existence of a corps of surgeons, supplies of medical and surgical necessities, the presence of nurses, and facilities for transporting patients... The organization of the Medical Corps of the Japanese Army has at its head a lieutenant-general who is a member of the General Staff. With each army in the field is a surgeon-general with the rank of major-general. Colonels are detailed as brigade surgeons, and in charge of the leading bam; and reserve hospitals. With each infantry regiment there are six surgeons, the senior of whom is a major or lieutenant-colonel: these are assisted in their duties by three chief attendants and twelve ordinary attendants, one of whom has the equivalent rank of a sergeant-major, and the others are privates. In addition every company has four men bearers, who are especially instructed in applying dressings. The attendants and the specially instructed men carry knapsacks containing dressing material for wounds. Each battalion has a pack-horse which carries two bags, containing medical instruments and dressings, and four litters. In addition to this force eight privates are detailed from the ranks of each battalion to act as litter-bearers for the four litters carried by the pack-horse. It is the duty of these men to carry such of the wounded as are unable to walk to the collecting station in the rear, where they are taken charge of by a new corps, called the Sanitary Corps. Each division has one of these sanitary detachments. It consists of nine surgeons and sixty privates, called attendants, who are really nurses. The sanitary detachment of each division also has, as part of it, two bearer companies, consisting of about two hundred men each, for whose; work from ninety to one hundred litters are provided. The medicines and instruments used by the corps are carried on pack-animals. The Sanitary Corps operates on the battle-field, and takes the wounded from the collecting stations to the dressing stations, where ambulances or other conveyances are in readiness to transport them to the field hospital. The latter usually has as its chief surgeon a major, who has eight assistant surgeons and about sixty enlisted attendants. This hospital has its operating-table and a full equipment of surgical instruments; this is the nearest point to the firing line at which an operating-table is used. In their surgical work the Japanese surgeons were extremely conservative. Amputations were compara¬tively rare, both in the army and navy. As might be supposed, wounds inflicted by artillery were more prone to infection than those inflicted by small arms. Per¬forating rifle wounds of the chest frequently healed under the first aid dressing, without suppuration or other complications, and many cases of perforating rifle wounds of the abdomen and brain recovered with¬out operation. Plaster of Paris bandages were used extensively. Splintering of bones appeared to occur relatively more often in the navy than in the army; conservatism in such cases was generally followed by good results. Traumatic aneurisms were frequently met with. Naturally the removal of bullets, pieces of shell and foreign bodies constituted the bulk of the operative surgery... The field hospitals were usually in buildings, sometimes in tents; each hospital was supposed to accommodate two hundred patients for a few hours at least; from there they were removed to a temporary field hospital, if they remained on the field: a hospital comparable to a division hospital when the troops are in camp. Further in the rear were the large etappen hospitals, entirely out of the range of fire, where the wounded might be kept in comparative comfort until removed to base hospitals, where they remained until returned to duty or were further transferred across the sea to the reserve hospitals in Japan... Whenever a wounded soldier was admitted to a field hospital his name and description was recorded and a tag pinned field hospital, or to an etappen hospital — the first on the line of communication to the rear. Surgeons were definitely instructed never to attempt difficult operations, those for example that would probably terminate fatally. At the dressing stations no operations were per¬formed except for severe hemorrhage or wounds of the trachea. Even in the field hospitals operations were remarkably few. Major Taniguchi, surgeon of the Fifth Division of General Oku's army, who was re¬garded as one of the best surgeons in the field, told me that he had performed only five amputations during the entire sixteen days of fighting around Mukden — three legs and two arms. 131.
Добрый день Спасибо за информацию, почтиаю и сравню С уважением Александр
abacus пишет: removed to base hospitals, where they remained until returned to duty or were further transferred across the sea to the reserve hospitals in Japan... Начало проясняться по причинам совпадения цифр раненых и больных базового госпиталя в Дальнем (Макферсон) и данными приведенными англ. генштабом по армии из-под ПА. Из приведенной фразы видно, что, как мы и предположили в прошлой теме, в полевых госпиталях раненые не застревали и не излечивались, а все перевозились в базовые госпитали, т.е. в рассматриваемом случае из-под ПА в Дальний. И только здесь происходила сепарация - легкораненые могли остаться в Дальнем до поправки, а все прочие эвакуировались в Японию (или здесь же умирали). На этом основании можно сделать вывод, что совпадение данных обоих источников вполне закономерно и, главное, никаких неучтенных легкораненых, оставленных для кратковременного излечения в полевых госпиталях 3й армии и тем самым ускользнувших из статистики потерь Макферсона и англ. генштаба, очевидно нет. И цифра японских потерь под ПА ок. 90 тыс. убитыми, ранеными и заболевшими все-таки является предельной величиной.
Добрый день Первое впечатление, схема работы по этапам не отличается от любой иной армии мира. Подробнее позже. С уважением Александр
Вот здесь статейка по теме: http://volgmed.ru/publishing/bulletin/s/2006/3/bulletin-2006-3-047.pdf