"Триумф искусства и техники. Ни один корабль в мире не достигал еще такого!" Отзыв Чарльза Крампа о первом круге испытаний "Варяга". При волнение моря в 10 баллов крейсер "Варяг" показывает мировой рекорд для крейсеров своего класса по скорости - 24,59 узла.
подробнее...

Война на суше 214-й Мокшанский пехотный полк
По объявлении мобилизации 1 июня 1904 г. Мокшанский полк развернулся в полевые пехотные полки - 214-й Мокшанский (54-й дивизии) и 282-й Черноярский (71-й дивизии). В 214-м Мокшанском полку числилось: 6 штаб-офицеров, 43 обер-офицера, 404 унтер-офицера, 3548 рядовых, 11 конных ординарцев и 61 музыкант. В феврале 1905 г. полк участвовал в кровопролитных боях под Мукденом и Ляояном. Мокшанцы одиннадцать суток не выходили из боев, удерживая свои позиции. На двенадцатый день японцы окружили полк. Силы оборонявшихся были на исходе, заканчивались боеприпасы. В этот критический момент в тылу у русских заиграл полковой оркестр, которым дирижировал капельмейстер Илья Алексеевич Шатров. Сменяли друг друга марши. Музыка придавала солдатам силы, и кольцо окружения было прорвано. Полк был практически уничтожен, уцелели 7 музыкантов, награжденных впоследствии Георгиевскими крестами, почетными серебряными трубами. Капельмейстер И.А.Шатров за «отлично-усердную службу присвоенной обстановке летом 1904 года был награжден серебряной медалью «За усердие для ношения на Аннинской ленте, а зимой 1904/05 года «за разновременные отличия против японцев был отмечен (вторым из военных дирижеров в России), офицерским орденом — Станислава третьей степени «с мечами (По другой версии - 1-ым). 8 мая 1906 года Мокшанский полк вернулся на Урал. Летом 1906 года в г.Златоусте Шатров создал первую редакцию своего вальса. Он приобрел пианино и занимался музицированием, сочинением военной музыки и музыкальной лирики. Был вхож в местный музыкальный кружок, который собирался на квартире священника привокзальной церкви, большого любителя музыки Лавра Фенелонова. Об этом позже поведала Евгения Чертополохова, которая была одной из первых, слышавших вальс «На сопках Маньчжурии в авторском исполнении. Шатров посвятил вальс своим погибшим друзьям и создал первую версию "На сопках Маньчжурии", название которой было "Мокшанский полк на сопках Маньчжурии". Вскоре этот вальс стал известен не только в России, но и за ее пределами. В пору написания вальса Илье Алексеевичу Шатрову было 27 лет. После волнения мокшанцев с 18 сентября 1906 года до расформирования в июле 1910 года Мокшанский полк был передислоцирован в Самару. Здесь Шатров сдружился с педагогом, композитором и нотоиздателем Оскаром Филипповичем Кнаубом (1866—1920), который оказал начинающему композитору серьезную помощь в завершении работы над вальсом и его последующем издании. В июне 1907 года ноты вальса И. Шатрова «Мокшанский полк на сопках Маньчжурии уже продавались в магазине дешевых изданий О.Кнауба.

Ответов - 3

Командир полка Правда, у Бархатова и Функе написано МоРшанского полка, но это опечатка
За рекой Ляохэ загорались огни, Грозно пушки в ночи грохотали. Сотни юных орлов из казачьих полков На Инкоу в набег поскакали. Пробиралися там день и ночь казаки, Миновали и горы, и степи. Вдруг вдали у реки засверкали штыки: Это были японские цепи. И без страха отряд поскакал на врага, На кровавую страшную битву. И урядник из рук пику выронил вдруг: Удалецкое сердце пробито. Он упал под копыта в атаке лихой, Снег залив своей кровью горячей. «Ты, конек вороной, передай, дорогой, Пусть не ждет понапрасну казачка. За рекой Ляохэ уж погасли огни, Там Инкоу в ночи догорало. Из набега назад возвращался отряд, Только в нем казаков было мало… вот такой текст песни я в инете раскопал кто слышал советский вариант этой песни поймет мое удивление, как много мы еще не знаем... спасибо Дмитрий за фото командира мокшанского полка
На момент начала русско-японской войны в Златоусте были расквартированы 1-й батальон и управление 214-го Мокшанского резервного полка, входившего, вместе с 213-м Оровайским полком в состав 54-й резервной бригады генерал-майора Н.А.Орлова. 214-й полк первоначально был сформирован в 1878 г. на базе кадра Рязанского местного батальона, как 59-й резервный пехотный батальон. В 1891 г., когда была проведена реформа резервных войск, номерные батальоны получили наименования и сведены в резервные бригады. В соответствие с этим 59-й батальон получил наименование Мокшанского по уездному г.Мокшанску Пензенской губернии. В 1899 г. батальон изменил и нумерацию, превратившись в 214-й Мокшанский батальон. В следующем году командование батальоном принял полковник Павел Петрович Побыванец. 24 ноября 1901 г. 214-й Мокшанский резервный пехотный батальон был переведен из Пензенской губернии на Урал, в г.Златоуст Уфимской губернии. 213-й полк и управление бригады остались в Пензе. 13 марта 1903 г. две роты батальона участвовали в разгоне бастовавших рабочих Златоуста и по приказу уфимского губернатора Богдановича открыли огонь по толпе. Весной того же, 1903 г. батальон был развернут в 214-й Мокшанский полк, для чего в г.Екатеринбурге сформировали 2-й батальон под командованием подполковника А.П.Семенова. Как известно, после начала русско-японской войны, для развертывания войск по штатам военного времени, было объявлено несколько частичных мобилизаций. Первые четыре мобилизации, объявленные в Казанском военном округе в конце января, феврале, апреле и мае 1904 г., не затронули 214-й резервный полк, он остался в прежних штатах, мобилизованными пополняли части, развернутые на Дальнем Востоке. Лишь пятая частичная мобилизация, которая была объявлена Высочайшим указом в конце мая 1904 г., напрямую коснулась резервных частей Европейской России. 27 мая было объявлено о «приведении в усиленный состав резервных частей Московского, Киевского и Казанского военных округов. В Казанском ВО, в состав которого входила территория тогдашней Уфимской губернии, отмобилизовывалась 54-я резервная бригада, в остальных округах – 51-я, 55-я и 61-я резервные бригады. Согласно мобилизационному плану, резервные бригады должны были развертываться в дивизии четырехполкового состава. При таком раскладе 214-й Мокшанский полк должен был сформировать еще два батальона из мобилизованных и стать полноценной боевой частью. Однако из Петербурга было приказано развернуть 54-ю резервную бригаду сразу в армейский корпус, состоящий из двух дивизий. Так как корпус предназначался для Дальнего Востока, он получил наименование 5-го Сибирского, командиром корпуса был назначен генерал-лейтенант Леонид Матвеевич Дембовский. Управление корпуса формировалось на базе штаба 54-й резервной бригады. Дивизии корпуса получили номера 54-й и 71-й пехотных. В 54-ю дивизию должны были войти 213-й Оровайский (г.Пенза), 214-й Мокшанский (г.Златоуст), 215-й Бузулукский (г.Самара) и 216-й Инсарский (г.Пенза) пехотные полки. Начальником 54-й пехотной дивизии был назначен командир 54-й резервной бригады генерал-майор Николай Александрович Орлов. Командиром 1-й бригады, в которую и вошел 214-й полк, был назначен генерал-майор Эрнест-Якоб Каспарович Петеров, командиром 2-й бригады – генерал-майор Фомин. Для 71-й дивизии должны были быть сформированы 281-й Дрисский, 282-й Черноярский, 283-й Бугульминский и 284-й Чембарский полки. Начальником дивизии был назначен генерал-майор Эдуард Владимирович Экк. Результатом такого решения стало требование к формированию на базе 214-го резервного полка сразу двух пехотных полков. 1-й резервный батальон разворачивался за счет мобилизованных в 214-й Мокшанский полк под командованием полковника Павла Петровича Побыванца в составе 54-й пехотной дивизии, 2-й резервный батальон – в 282-й Черноярский полк в составе 71-й пехотной дивизии. Наименование полка происходило от уездного города Черноярска Астраханской губернии, командование полком принял полковник Иосиф Никанорович Тихонов. Прием приписного состава, развертывание и боевое слаживание полков планировались в Златоусте, поэтому 3 июня 2-й резервный батальон под командованием капитана И.И.Альбокринова был переброшен по железной дороге из Екатеринбурга в Златоуст. На молебне во время проводов батальона капитану Альбокринову был вручен образ св. Николая Чудотворца, с надписью на киоте «От г.Екатеринбурга батальону 214-го Мокшанского полка. Днем начала пятой частичной мобилизации на Урале было объявлено 31 мая. Всего в Златоустовском уезде призыву на действительную службу подлежало до 300 человек, остальной личный состав прибывал со всего Урала. В первых числах июня в Златоуст начали прибывать мобилизованные. Так, уже 2 июня по железной дороге в Златоуст прибыли резервисты из Саткинского завода. Из северной, сельскохозяйственной части Златоустовского уезда, мобилизованные прибывали на подводах по Бирскому тракту. Корреспондент «Уральской жизни писал: «Город сразу стал неузнаваем…казалось, будто целый уезд направился в свой центр. Не так много солдат, как провожающих. На каждую сотню мужчин приходится 3-4 сотни женщин и детей. Пьяного шума не замечается. Слышен только плач: женский, детский. Будущие герои выглядят бодро. Из состава 2-го батальона 214-го Черноярского резервного полка для формирования 282-го полка было передано 24 офицера во главе с подполковниками Семеновым и Геннисаретским, а также 373 нижних чина. Кроме того, из 98-го, 100-го, 115-го, 116-го, 161-го, 162-го, 163-го и 164-го пехотных полков в 282-й полк перевели 27 офицеров, еще 12 офицеров призвали из запаса. Были также призваны полковой священник, один старший и четыре младших врача, ветеринарный врач и делопроизводитель. В период до 12 июня для формирования 282-го полка было подано 390 верховых и обозных лошадей, 142 повозки и двуколки . На укомплектование полка было призвано 2882 человека из Красноуфимского уезда, 509 человек из Верхнеуральского уезда и 407 человек из Златоустовского уезда. 17 июня 1904 г. все приписные получили обмундирование и командиром полка был произведен строевой смотр . В казармах смогли разместить только 214-й полк, остальные находились на постое у обывателей. Для питания мобилизованных, а это около 8 тысяч человек , были устроены полевые кухни, под выпечку хлеба заняли все пекарни, что сразу отразилось на ценах для населения. О том, каким напряжением для Златоуста стало развертывание резервных полков, говорит тот факт, что население города в тот период не превышало 30 тысяч человек, а значит, с прибытием мобилизованных одномоментно увеличилось почти на 1/3. Кроме того, распоряжением властей в городе были закрыты все пивные и винные лавки, что для уральских мастеровых стало испытанием не меньшим, чем недостаток хлеба. 23 июня 1904 г. в Златоуст прибыла депутация граждан и казаков Черного Яра Астраханской губернии. Депутация преподнесла командованию 282-го полка икону апостолов Петра и Павла и тысячу рублей на полковые нужды. 26 июня полку было пожаловано знамя . После сколачивания подразделений началась подготовка к отъезду на фронт. В связи с этим части корпуса посетил сам император Николай II и его брат Михаил. 28 июня 1904 г. государь провел смотр управления корпуса, штабов дивизий, 213-го Оровайского и 281-го Дрисского полков в Пензе, и в 8.15 30 июня 1904 г. специальным поездом прибыл в Златоуст . К приезду высочайших особ городские власти срочно выровняли плац военного городка и отремонтировали шоссе, ведущее от вокзала в город. День выдался по-уральски пасмурным, холодным, то и дело срывался дождь. Император приехал в сопровождении министра императорского Двора и командующего императорской главной квартирой генерал-адъютанта барона Фредерикса, военного министра генерал-адъютанта Сахарова, помощника командующего главной квартирой генерал-адъютанта графа Олсуфьева, командующего войсками Казанского военного округа генерала от инфантерии Косича, начальника штаба округа генерала Зандера и уфимского губернатора генерал-майора Соколовского. Такого наплыва высшего военного и гражданского руководства Златоуст давно не испытывал. Император проследовал в военный городок, находившийся примерно в версте от вокзала, где его уже ждали 214-й и 282-й полки. Личный состав был в походной форме, построен по-батальонно, в тылу батальонов находились полковые обозы и патронные двуколки. После объезда полков состоялось прохождение церемониальным маршем, а затем: «…Государь Император выехал на середину фронта и в милостивых выражениях напутствовал полки в поход, благословив при этом святыми иконами…. Иконами этими был образы Николая Чудотворца с надписью «Благословение Их Величеств на поход 1904 года. В тот же день, в 10.44 императорский поезд покинул Златоуст, отправившись снова на запад . В своем дневнике за 30 июня Николай отметил: «После встречи поехали на парад, на котором представились отлично полки: 214-й Мокшанский и 282-й Черноярский. Местоположение было очень красивое – горы кругом площадки парада. Дождь прошел, и даже показалось солнце . Уже 1 июля император провел смотр остальных полков 5-го Сибирского корпуса в Самаре. 3 июля на главной площади Златоуста было освящено боевое знамя 282-го Черноярского полка, а уже 4-го город провожал 214-й Мокшанский полк. Для нижних чинов за счет пожертвований горожан было устроено угощение на плацу военного городка, господ офицеров чествовали в клубе, причем командиру полка полковнику П.П.Побыванцу от Златоустовского казенного оружейного завода была вручена сабля с гравировкой. 11 июля так же проводили 282-й Черноярский полк, только угощение солдат было организовано на соборной площади . 13 июля шестью эшелонами полк убыл на Дальний Восток . К этому времени, части 5-го Сибирского корпуса уже начали движение на Дальний Восток, в частности 213-й Оровайский полк убыл из Пензы 30 июня, и 4 июля уже находился в Челябинске, где была сделана большая остановка для помывки личного состава в бане и отдыха. Примечательно, что в течение всего периода формирования полков екатеринбургские газеты не напечатали ни одной заметки из Златоуста, хотя до этого они регулярно появлялись. Об отправке полков на фронт «Уральская жизнь оповестила читателей лишь 31 июля, практически через месяц после фактического убытия. За месяц по Транссибирской магистрали полки добрались до Манчжурии, и 31 июля 1904 г. 214-й полк разгрузился в Мукдене, войдя в резерв армии. В период с 6 по 7 августа прибыл и 282-й полк . На 11 августа 1904 г. 214-й полк насчитывал в своем составе 61 офицера, 3746 строевых нижних чинов и 247 – нестроевых, всего 4054 человека . Другие источники говорят о 6 штаб-офицерах, 43 обер-офицерах, 404 унтер-офицерах, 3548 рядовых, 11 конных ординарцах и 61 музыканте . В 282-м полку находилось 3720 строевых и 218 нестроевых нижних чинов . Офицеры 282-го полка в списке по каким-то причинам были пропущены. 5-й Сибирский корпус, в составе которого находились вышеуказанные полки, 8 августа получил задачу на охрану подступов к Мукдену с востока с выдвижением авангардов в Бенсиху, Синцзинтин и на Далинский перевал. Выполняя поставленную задачу, командир корпуса выдвинул в Бенсиху 213-й Оровайский полк, на Далинский перевал – 2-й, 3-й и 4-й батальоны 214-го Мокшанского полка, и в Синцзинтин – 1-й батальон 214-го Мокшанского полка. На Далинском перевале батальоны 214-го полка находились под общим руководством генерал-майора Петерова, в Синцзинтине руководил командир 214-го полка полковник Побыванец. 282-й Черноярский полк 13 августа выступил походным порядком к Ляояну и с 15 августа 1904 г. своими подразделениями занимал полевые укрепления перед Ляояном – восемь дерево-земляных фортов, расположенных на фронте в 16 верст. Две роты полка были включены в отряд генерал-майора В.Грекова для охраны правого фланга армии и находились между Сяобейхе и фортом № 8. Во время самого сражения под Ляояном 214-й и 282-й полки были задействованы мало: 214-й полк обеспечивал левый фланг всей армии от возможного японского обхода на Мукден, а 282-й полк 19 августа передал форты другим частям и перешел в отряд генерал-майора Кондратовича, который обеспечивал правый фланг армии. Зато для 2-й бригады 54-й дивизии 20 августа стало одним из черных дней – во время неудачного наступления на Янтайские копи, двигаясь в направлении деревни Фаншин, бригада столкнулась с 12-й пехотной дивизией японцев. Противник атаковал бригаду с фронта и левого фланга, 215-й и 216-й полки начали отход к станции Янтай, но в густом гаоляне роты быстро потеряли визуальную связь, и отступление превратилось в беспорядочное бегство. Начальник 54-й пехотной дивизии генерал-майор Н.А.Орлов и командир 2-й бригады генерал-майор Фомин по приказу командира 1-го Сибирского корпуса генерал-лейтенанта Штакельберга попытались восстановить положение с помощью резервного батальона Бузулукского полка, но в гаоляне заметили японские цепи лишь с 20 шагов. Японцы успели дать залп, в результате чего генерал-майор Фомин и несколько офицеров были убиты, а генерал-майор Н.А.Орлов был ранен. Подразделения 215-го и 216-го полков отошли к станции Янтай, где и были приведены в относительный порядок. Вместо генерал-майора Орлова начальником 54-й дивизии Куропаткин в тот же день временно назначил генерал-майора М.С.Столицу. Показательно частное мнение нового начальника дивизии высказанное им в переписке: «Дела с этой дивизией уйма и многие не узнали бы меня, если бы увидели в этой роли. Я думаю, подчиненные говорят: вот собаку прислали! Но могу уверить, что не быть собакой прямо невозможно: офицеры ничего не знают и знать не хотят, нижние чины почти все запасные и при том старших сроков службы, одним словом, это не русские войска…понемногу начинаю «приводить в христианскую веру, но очень трудно. Генерал-майор М.С.Столица прокомандовал 54-й дивизией до конца октября 1904 г. и, в общем, смог подтянуть личный состав до требований военного времени. Между тем, 26 августа 282-й полк был вновь переброшен на левый фланг, где вместе с батальоном 214-го полка вошел в состав отряда генерал-майора Экка. Ввиду подобной диспозиции, полки больше перемещались по залитым грязью дорогам, чем находились под огнем, и Ляоянское сражение прошло для них практически без потерь. Единственное серьезное столкновение 214-го полка с японцами на Далинском перевале произошло 7 сентября. В этот день был убит капитан В.А.Федоров. В сражении на реке Шахе 214-й и 282-й полки вошли в состав отряда генерал-лейтенанта Реннекампфа, который был призван обеспечить опять же левый фланг всей армии наступлением в направлении на Бенсиху. При этом 1-й батальон 214-го полка продолжал удерживать Синцзинтин, по две роты 214-го полка находились в Санлунью и Улангоу для прикрытия фланга и тыла отряда Реннекампфа. Два батальона 214-го полка действовали в авангарде отряда, а 282-й полк (без одной роты) – в главных силах. 25 сентября три роты 214-го полка после интенсивной ружейной перестрелки с японцами заняли Уйнюин. Однако далее путь на Бенсиху прикрывали позиции японцев, расположенные на сопках. Атаки 26 и 28 сентября успеха отряду Ренненкампфа не принесли. В ночь на 29 сентября 282-му полку удалось занять одну из сопок, но утром батальоны попали под сильный огонь с соседних высот, и были вынуждены вернуться в исходное положение. Так и не взяв Бенсиху, 30 сентября Реннекампф начал отход к Белипузе. Командир 282-го полка полковник И.Н.Тихонов за участие в боях под Ляояном и Бенсиху был удостоен орденов Св.Станислава и Св.Анны первых двух степеней и золотым оружием. После сражения на реке Шахе его сменил подполковник Алексей Сергеевич Полянский. Октябрь и ноябрь 1904 г. прошел для 5-го Сибирского корпуса в боях местного значения. Наиболее напряженными были бои 1–3 октября в районе деревень Фуцзянжуаньцзы, Лидаженьтунь, Сахэпу и Уанчжуанцзы. Атака на Уанчжуанцзы стоила 54-й дивизии 28 офицеров и почти тысячи солдат. Временно командовавший дивизией генерал-майор Столица был против этого наступления, но Дембовский настоял на выполнении приказа. 23 октября 1904 г. генерал-майора Столицу на посту начальника 54-й пехотной дивизии сменил генерал-майор Леонид Константинович Артамонов. Уже под его руководством 29-30 октября дивизия участвовала в отражении японского наступления на Вучжанин. 19-20 ноября 5-й Сибирский корпус попытался наступать на деревню Утяза, а 22-23 ноября вновь отбивал атаку японцев на Вучжанин. Сражение под Мукденом началось для 214-го полка 18 февраля, когда в результате отхода соседей наметился глубокий обход японцами правого фланга 54-й дивизии. В ночь на 19 февраля начальник дивизии был вынужден отвести части к деревням Шоуялинза и Ланшаньпу, причем фронт дивизии приобрел характер угла, в вершине которого находилась Шоуялинза, обороняемая 213-м полком. Правый катет этого угла и составил 214-й полк. В восемь часов утра 19 февраля японская артиллерия начала обстрел Шоуялинзы, а около 10 часов последовала атака на позиции 213-го Оровайского полка. В бою был ранен командир 1-го батальона, после чего начался массовый отход оровайцев с позиций. Для восстановления положения начальник штаба 54-й дивизии полковник П.А.Коцебу направил две роты 214-го Мокшанского полка. Роты возглавил лично полковник П.А.Коцебу и командир 214-го полка полковник П.П.Побыванец. По некоторым сведениям, полковник Побыванец приказал выдвинуть вперед полковое знамя и оркестр. Бегущие были остановлены, возвращены в окопы, и до 14 часов 1-я бригада 54-й дивизии при поддержке 3-й батареи 28-й артиллерийской бригады отбивала все атаки японцев. Между тем, во второй половине дня 19 февраля японская пехота охватила позиции 1-й бригады 54-й дивизии с трех сторон, простреливая Шоуялинзу фланговым огнем. Во избежание уничтожения всей бригады, начальник 54-й дивизии приказал оставить деревню. В 16 часов Шоуялинзу заняли японцы, а ближе к вечеру 54-я дивизия попыталась контратаковать, но стрелковые цепи залегли под огнем не достигнув Шоуялинзы. Перестрелка продолжалась до 23 часов, а затем был получен приказ на отход к деревне Бейтайзыинь. К рассвету 20 февраля части 54-й дивизии заняли указанные позиции и начали подготовку к новому бою. Японцы себя ждать не заставили, атаковав Бейтайзыинь утром 20 февраля, причем в этот раз главный удар пришелся на 214-й Мокшанский полк. Бой продолжался в течение всего дня, и под вечер мокшанцам удалось удержаться только с помощью двух батальонов 213-го Оровайского полка. Натолкнувшись на упорное сопротивление частей 54-й дивизии, 21 и 22 февраля японцы на ее участке ограничились перестрелкой. Одновременно совершался обход всего правого фланга русских армий с выходом к железной дороге в их тылу. Поэтому уже вечером 22 февраля последовал приказ главнокомандующего о включении 54-й дивизии в состав отряда генерал-лейтенанта С.Н.Мылова для прикрытия линии железной дороги. Утром 23 февраля главнокомандующий генерал Куропаткин признал окружение свершившимся фактом, и начал торопить начальника 54-й дивизии Артамонова с переброской, поэтому марш 1-й бригады генерал-майора Петерова проходило в максимальном темпе. Сосредоточившись в деревне Цуэртунь, 1-я бригада 54-й дивизии начала атаки против 9-й японской дивизии, выходившей к линии железной дороги. Особого успеха эти атаки не принесли, но позволили вывести части 2-й и 3-й армий из возможного окружения. Вечером 25 февраля, пропустив отступающих, начал отход на север и отряд генерал-лейтенанта С.Н.Мылова. Последнее боевое столкновение 214-го Мокшанского полка с японцами произошло у станции Синтайцзы. В 23 часа 26 февраля командующий 2-й армией генерал Каульбарс лично приказал командиру 1-й бригады 54-й дивизии генерал-майору Петерову: «Немедленно займите позицию у станции Синтайцзы и если хоть один японец пройдет, я вас и ваших командиров отдам под суд. К 23 часам 214-й и 213-й полки совершили марш к станции от деревни Хаосинтайцзы и заняли боевые позиции по северному берегу реки Илу. Генерал-майору Петерову было необходимо перехватить две дороги, ведущие на север – железную и грунтовую, так называемую Мандаринскую. У железнодорожного моста через реку Илу он разместил стрелков 214-го Мокшанского полка, сведенных в две роты, у моста перед деревней Илу – четыре сводные роты 213-го Оровайского полка. Еще одна рота 214-го полка и две роты 213-го полка находились в резерве. Ночью через позиции 1-й бригады прошли части 9-й и 61-й дивизий, но 22-я дивизия еще продолжала отход, когда в предрассветных сумерках перед позициями появились японцы. Перед рассветом 27 февраля по всей линии началась перестрелка. Под прикрытием ружейного огня японская батарея развернулась буквально в 600 саженях от позиций и в половине восьмого начала обстреливать позиции бригады шрапнелью. Основной удар японцы направили вдоль Мандаринской дороги на деревню Илу, при этом, из-за изгиба реки Илу, мокшанцы получили возможность вести фланговый огонь по японским цепям, атакующим оровайцев. В результате, атака на Илу была отбита, а 22-я дивизия к 10.30 без потерь прошла в наш тыл. Около 11 часов 27 февраля, начиная с левого фланга, 1-я бригада начала отход. Вечером 27 февраля генерал-майор Петеров собрал за Фузанской позицией около Телина всех, кто уцелел в Мукденском сражении из состава 213-го и 214-го полков. Из 8 тысяч человек, начинавших войну в августе 1904 г. под Ляояном, в строю находилось едва ли 600 стрелков при 11 офицерах. Этот бой стал роковым и для командира 214-го полка полковника П.П.Побыванца. Уже во время отхода с позиций командир полка был ранен в бедро осколком японского снаряда. За давностью лет трудно установить характер ранения, но видимо была повреждена бедренная артерия. Однако полковник отказался от эвакуации, пока с позиции не будут вынесены все раненные полка. В результате он был эвакуирован последним, и медицинская помощь запоздала. Павел Петрович скончался уже в санитарном поезде на станции Гунжулин. В журнале боевых действий 54-й дивизии появилась следующая запись: «Потери наши были очень велики, особенно тяжела была утрата героя этого боя, командира Мокшанского полка, полковника Побыванца, который был смертельно ранен. Тело командира 214-го Мокшанского полка полковника П.П.Побыванца было перевезено в Златоуст и 25 мая 1905 г. захоронено на местном кладбище. После боя у Синтайцзы 54-я дивизия была выведена в резерв ввиду больших потерь, и во время стояния на Сыпингайских позициях находилась в тылу. Генерал-майор Э.К.Петеров за бой у станции Синтайцзы был представлен командующим 2-й армией к награждению орденом Св. Георгия 4-й ст. Всего в русско-японской войне 214-й Мокшанский полк потерял 3,3 тыс. человек убитыми и ранеными. За боевые заслуги полк получил особые отличия: офицеры – нагрудные знаки, а солдаты – знаки на головные уборы «За отличие в русско-японской войне 1904-05 гг.. Семеро нижних чинов полкового оркестра были награждены Георгиевскими крестами. Командир 282-го Черноярского полка подполковник А.С.Полянский был награжден орденом Св.Анны 2-й ст. с мечами, золотым оружием, Георгиевским крестом 4-й ст., и произведен в полковники. В марте 1906 г. 282-й Черноярский полк был расформирован, офицеры вернулись в 214-й полк, а запасных демобилизовали . 8 мая 1906 г. 214-й Мокшанский полки вернулся в Златоуст. В день полкового праздника, 21 мая 1906 г., в Златоусте состоялся парад, в котором пронесли оба боевых знамени, и Мокшанского, и Черноярского полков. В течение 1906 г. прошла демобилизация призванных из запаса. 282-й полк перестал существовать, а свернутый до двух батальонов 214-й полк в сентябре того же года был переведен в Самару. Последнее, о чем хотелось бы упомянуть в связи с уральскими полками. Именно в 214-м Мокшанском полку в 1903 – 1910 гг. служил капельмейстером Илья Алексеевич Шатров. Родившись в 1879 в г.Землянске Воронежской губернии, Шатров в 1900 г. поступил вольноопределяющимся оркестра Петербургского гв. пехотного полка, стоявшего в Варшаве, и там же в 1903 г. он окончил Варшавский музыкальный институт, получив звание военного капельмейстера. В том же году он становится капельмейстером 214-го Мокшанского полка. За бои под Мукденом и другие военные заслуги И.А.Шатров 20 января 1906 г. был награжден орденом св. Станислава III ст. с мечами. Еще находясь в Манчжурии, в начале 1906 г., капельмейстер Шатров написал вальс «Мокшанский полк на сопках Манчжурии. Со временем первая часть названия исчезла, автор скончался в 1952 г. в Тамбове, осталось лишь знаменитое «На сопках Манчжурии, как нетленный памятник всем погибшим в той незнаменитой войне.