"Триумф искусства и техники. Ни один корабль в мире не достигал еще такого!" Отзыв Чарльза Крампа о первом круге испытаний "Варяга". При волнение моря в 10 баллов крейсер "Варяг" показывает мировой рекорд для крейсеров своего класса по скорости - 24,59 узла.
подробнее...

Война и люди Один из участников РЯВ
Наш земляк - участник Русско-японской войны -------------------------------------------------------------------------------- Андрей Алексеевич Ульянов родился в 1879 году в селе Ивановское Ивановской волости Богородского уезда Московской губернии в семье крестьянина. 29 октября 1899 года он был призван на действительную службу и направлен в русскую крепость Порт-Артур, где базировалась Тихоокеанская эскадра Военно-Морского флота. Начало Русско-японской войны 1904-1905 г.г. застало старшего командора (наводчика орудия) Андрея Ульянова на эскадренном броненосце "Полтава" 1-го флотского экипажа ее Императорского Высочества Великой Княгини Ксении Николаевны. Война, к которой в одинаковой мере стремились и Япония, и Россия, началась в 1904 г. с нападения японского флота на русскую эскадру в Порт-Артуре. Это произошло в ночь с 26 на 27 января, когда десять японских миноносцев внезапно атаковали русскую эскадру, стоявшую из-за беспечности командования без охранения на внешнем рейде и повредили два броненосца и один крейсер. Утром к Порт-Артуру подошли главные силы японского флота, рассчитывая уничтожить русскую эскадру, корабли которой стояли на якоре на внутреннем рейде базы. Потеря времени, связанная со съемкой корабля с якоря, когда противник уже открыл огонь, ставила их в чрезвычайно опасное положение. В то же время японцы получили возможность в самом начале боя причинить русским кораблям тяжелые повреждения и вывести из строя большое количество личного состава. Около десятка крупнокалиберных снарядов обрушились на "Полтаву". Сквозь дым высоко вздымались огненные языки, слышны были стоны раненых. Старший комендор Андрей Ульянов был ранен осколком снаряда в голову. 22 января 1904 г. Япония объявила войну России. Теперь не проходило дня, чтобы на морских коммуникациях Желтого моря не вспыхивала орудийная перестрелка между кораблями враждующих сторон. Чтобы запереть русскую эскадру в гавани Порт-Артура, не дать ей возможность выйти а море, чтобы лишить ее маневренности и наступательных действий, японцы трижды пытались заблокировать выход из гавани путем затопления старых транспортов, груженных камнем. Как первая попытка, состоявшаяся 11 февраля, так и вторая - 14 марта не принесли противнику успеха. Транспорты и сопровождавшие их миноносцы были отогнаны огнем корабельных и береговых батарей. Третья попытка, 20 апреля, превратилась в настоящий морской бой. В этом бою орудийным огнем с "Полтавы" был потоплен один миноносец и один транспорт затонул в стороне от фарватера. Старший комендор Андрей Ульянов, отличившийся в этом сражении, получил Георгиевский крест четвертой степени за N 177803. А.Ульянов среди матросов "Полтавы" (Крайний спрва во втором ряду) 24 февраля 1904 г. в Порт-Артур прибыл новый командующий Тихоокеанский эскадрой вице-адмирал С.О. Макаров. Он принял решительные меры по усилению обороны крепости и повышению боевой готовности эскадры. Степан Осипович командовал флотом Тихого океана всего 36 дней, но и за это короткое время сумел сделать очень многое для обороны Порт-Артура, оставив глубокий след в сердцах защитников русской крепости. В центральном государственном архиве Военно-Морского флота России (ЦГА ВМФ) в Петербурге хранится множество документов, рассказывающих о подрыве флагманского эскадренного броненосца "Петропавловск" на минной банке (связке мин, установленной японцами) при выходе из Порт-Артурской гавани 31 марта и гибели на нем командующего русским флотом на Тихом океане вице-адмирала С.О. Макарова. Новый командующий эскадрой контр-адмирал В.К. Витгефт не смог или не захотел остановить наступление японской армии. Его пассивность позволила японцам беспрепятственно 22 апреля севернее Порт-Артура начать высадку 2-й армии генерала Я. Оку (около 35 тыс. человек с 216 орудиями). Не встретив сопротивления, армия перерезала железную дорогу на Порт-Артур. Для захвата крепости японцы создали 3-ю армию под командованием генерала М. Ноги, которая 13 июня начала наступление, а 17 июля вышла на ближние подступы к крепости и приступила к ее осаде. В связи с угрозой Порт-Артуру русское командование приняло меры по спасению кораблей. Оно наметило прорыв эскадры сквозь японские суда во Владивосток. 10 июня эскадра предприняла первую попытку прорыва, но при встрече с японским флотом Витгефт, не вступая в сражение, приказал изменить курс и возвращаться на базу. Утром 28 июля русская эскадра вновь вышла в море, где неожиданно встретилась с главными силами японского флота, двигавшимися встречным курсом. Японские корабли, подойдя на расстояние выстрела, открыли огонь. Когда дистанция уменьшилась, русская эскадра открыла ответный ураганный огонь, увеличив скорость, оторвалась от японцев. Японские корабли, имея преимущество в скорости хода, развернувшись, в 16 часов 30 минут догнали русскую эскадру и, приблизившись на выстрел, снова вступили в бой. Теперь бой велся на параллельных курсах. Первым поравнялся с "Полтавой" (которая замыкала кильватерный строй) японский броненосец "Микаса". На нем держал свой флаг генерал Того. Между кораблями началась артиллерийская дуэль. В течение часа бой протекал с переменным успехом. Ульянов вспоминал: На "Микасе" сперва замолчала кормовая башня, потом носовая и средние 6-дюймовые пушки. Под конец стреляла только одна кормовая 6-дюймовая пушка. При сближении видно было, что весь борт "Микасы" покрыт большими желтыми пятнами. Были ли это пробоины, трудно сказать. У "Полтавы" была разворочена корма и плохо действовал руль. В дыму разрывов метались по палубе матросы, наскоро исправляя повреждения. Стрельба не прекращалась ни на минуту. То и дело вспыхивали выстрелы, гремели о палубу стреляные гильзы орудийных патронов. Лязгали открываемые и закрываемые орудийные замки. В этом бою Андрей Ульянов получил второе ранение осколком снаряда в живот. Несмотря на большие потери, личный состав броненосца "Полтава" продолжал стойко сражаться. Настроение команды было прекрасное ... Было полное спокойствие, уверенность в своих силах, решимость драться насмерть, - доносил позже старший офицер "Полтавы". А.Ульянов в кругу семьи, 1930 год В этом бою погиб контр-адмирал Витгефт. Младший флагман, вступив в командование эскадрой, принял решение возвращаться в Порт-Артур, посчитав, что русская эскадра проиграла бой. Жалкое зрелище представляла эскадра утром 29 июля при подходе к Порт-Артуру: первым шел "Ретвизан" с двумя пробоинами, сильно зарываясь на ходу носом, со снесенной наполовину передней трубой; за ним шла, оседая на корму, "Полтава", далее весь избитый "Пересвет" и "Севастополь" у которого с перебоем работали машины. Остальным кораблям, имеющим различные повреждения, удалось дойти до нейтральных портов, где они были интернированы. Ослабленная эскадра больше не делала попыток выйти в море. Корабли стали, по существу, придатком крепости и были использованы для ее обороны. "11 августа японская армия перешла к планомерной осаде крепости. Японский флот продолжал блокировать ее с моря. Он фактически запер русские корабли в бухте, лишая их возможности содействовать флангу своих войск" (Хроника тех дней). В целях помощи сухопутным войскам русский флот применял различные формы борьбы с противником, выделив для усиления сухопутной обороны крепости больше двухсот орудий. Огромное количество матросов и офицеров флота было переведено с кораблей на сушу для пополнения сил защитников крепости. По приказу командующего эскадрой часть личного состава броненосца "Полтава" была переброшена на Перепелиную батарею. Здесь на горе Перепелке было установлено 16 орудий разных калибров, оборонялись помимо артиллеристов, четыре роты пехоты и рота моряков с "Полтавы" - это был сильный узел обороны, хотя и принадлежал к числу временных укреплений полевого типа. Здесь же при очередном артобстреле Ульянов был контужен, камнями ему сильно зашибло грудь и ноги. Гора Перепелка начинается у самого среза малой воды Порт-Артурской гавани. С нее прекрасно просматривается внутренний рейд, поэтому, когда 22 ноября 1904 года японцы начали обстрел всего, что осталось от когда-то грозной Тихоокеанской эскадры, Ульянов вместе с другими матросами отчетливо видел, как огромные фонтаны воды то и дело вздымались около обреченных кораблей. Особенно много падало снарядов рядом с броненосцем "Полтава". В какое-то мгновение над кормой взвился столб черного, а потом бурого дыма. Корабль окутался паром. Когда пар рассеялся, матросы увидали, что "Полтава" до верхней палубы погрузилась в воду и накренилась набок. В следующие три дня японцы продолжали так же методически расстреливать суда русской эскадры. Один за другим были потоплены броненосцы "Пересвет", "Победа"; крейсеры "Баян", "Паллада" и канонерская лодка "Гиляк". Хотя после гибели эскадры положение защитников крепости резко ухудшилось, гарнизон готов был продолжать борьбу. Однако вследствие малодушия генерала Стесселя Порт-Артур 20 декабря 1904 г. был сдан японцам. Ульянов в это время лежал в госпитале. Там он был пленен и вывезен в Японию, где до 28 января 1905 года продолжал лечиться в морском госпитале. Дочери А.Ульянова, 1988 год Андрей Алексеевич вернулся с войны в феврале 1906 г. и по совету своего бывшего командира, лейтенанта запаса флота Михаила Сергеевича Рощаковского (переписку с которым он вел несколько лет), занялся оформлением пенсии по ранению. Ушло на это целых два года. Если бы не Рощаковский, неизвестно, чем бы закончились эти хлопоты. Постоянно проживая в Петербурге, Михаил Сергеевич следил за ходом продвижения бумаг и регулярно сообщал сослуживцу. И вот 25 мая 1908 г. Ульянов получил по почте из Московской местной бригады аттестат, в котором сообщалось, что ему назначена пожизненно пенсия - шесть рублей в год. Значит, не зря он предпринял две поездки на медицинский осмотр в Морскую Эвакуационную Комиссию Петербурга и собирал всевозможные документы. Закончив хлопоты по пенсии, Андрей Алексеевич в том же 1908 г. поступил работать объездчиком в Воре-Богородское лесничество Щелковского лесхоза, где и проработал до 1930 г. Дом, построенный героем Порт-Артура, стоит в селе Ивановское и на лето собирает его детей Должность эта давала существенные привилегии. Во-первых, бесплатные дрова, во-вторых, казенная лошадь с необходимой упряжью и фуражом. В 1914 году бывший матрос построил новый дом, в который привел из соседнего села Степаньково молодую красивую жену Елену, которая родила ему шесть дочерей и четырех сыновей. Дети сегодня живы, кроме дочери Анны-медсестры, не вернувшейся с Великой Отечественной войны, да трех сыновей. Живут в различных уголках Москвы и области, наезжая каждое лето в отчий дом. За работу объездчиком Андрей Алексеевич получил несколько похвальных грамот. К 300-летию дома Романовых был награжден памятной медалью за N 11072. Скромный, честный, любознательный и очень трудолюбивый, он был заметным человеком на селе. К нему шли за советом, доверяли написать прошение. Когда в 1917 г. была образована волостная милиция, ему предложили возглавить ее. Проработал он в этой должности недолго ("Эта работа не для меня"), вернулся в лесничество. Много читал. По тому времени он был грамотным человеком. В 1890 г. закончил с отличием Ивановское земское начальное училище. При написании того материала я воспользовался сохраненными документами. Многие из них потеряны, некоторые украдены, та же судьба постигла и награды. Я был знаком с дедом Андреем, неугомонным, с живыми искорками в глазах. Остались в памяти и его похороны 11 марта 1952 г. Помню его жену Елену Михайловну, вечно хлопотавшую по хозяйству. В праздники она неизменно прикрепляла на цветастое платье орден Материнской славы 2 степени. Не у всех детей сложилась семейная жизнь, но веру в людей они не потеряли. Как и их родители, это скромные, честные люди; на на что они не жалуются, ко всем относятся с доброй душой. Каждое лето собираются в стенах своего дома, и в основном не для чаепития - для работы, здесь ее непочатый край. Для 70-80-летних женщин это большой труд дважды в год перелопачивать у дома завалинку, ремонтировать забор, который давно просит полной замены, заготавливать на зиму дрова, которые нужны, чтобы изредка протапливать дом. Два года уже протекает крыша, купить новый рубероид - не под силу. Брат, перенесший инфаркт, в деле не помощник. Так и доживают свой век дети героя Русско-японской войны Андрея Алексеевича Ульянова. Да поможет им Бог. Александр Мельников Статья взята с сайта http://www.chg.ru/Newspaper/269/article6.html

Ответов - 0