"Триумф искусства и техники. Ни один корабль в мире не достигал еще такого!" Отзыв Чарльза Крампа о первом круге испытаний "Варяга". При волнение моря в 10 баллов крейсер "Варяг" показывает мировой рекорд для крейсеров своего класса по скорости - 24,59 узла.
подробнее...

Война и люди Кондратенко
Вчера взял и сравнил два дневника на его счёт: Ларенко (корреспондент "Нового времени") и Лиллье (инженер-офицер). Это не документальное описание действий, это скорее психологический этюд роста Героя. Январь 1904 года – по данным Ларенко, Кондатенко («чуть ли не по собственному почину) осматривает кинчжоусские укрепления. Из следственной комиссии: Кондратенко согласен был укреплять Кинчжоу, но этому воспротивился наместник. Неопределённо по времени (из Ларенко) – Кондратенко входил в комиссию, рассматривавшую укрепления Ляотешаня. 29 марта 1904 года – в дневнике Ларенко: Смирнов и Кондратенко ежедневно объезжают фронт, наблюдая за ходом работ и давая указания. Письмо от 11 апреля 1904 года (приводится Ларенко): обвинение военных инженеров и интендантов в саботаже и казнокрадстве. Перед 12 мая 1904 года – из дневника Лиллье: по распоряжению Кондратенко на Цзиньчжоусскую позицию были отправлены 2 пушки Канэ, масса мин и проводов из минной роты (Лиллье ехидно замечает «зачем то отправил, всё отправленное было не использовано и потеряно). 15 мая 1904 года – в дневнике Ларенко: будто бы Кондратенко настаивает (вместе со Смирновым) на отходе с позиции на Волчьих горах. 13 июня 1904 года – дневник Лиллье: Кондратенко вместе со Стесселем останавливали отступление охотничьих команд на правом фланге, но затем уехали на левый фланг, пропустив критический момент оступления, позднее вернулся в Артур до кризиса (к нему бежал для объяснений внезапно заболевший подполковник Киленин). Здесь Лиллье подчёркивает ошибку Кондратенко: отправлять на передовые позиции «сводные команды вместо сплочённых тактических единиц, указывает, что в 7-й дивизии было как раз много таких «сводных команд. Позднее, Ларенко в своём дневнике отмечает принятие Кондратенко энергичных нравственных мер (?) в устранении разногласий в отрядах, собранных из разных частей. 15 июня 1904 года – дневник Лиллье: описывает передовую позицию вблизи Лунвантанской долины, занятую тремя «сводными командами Кондратенко весьма критически (отряду не дано диспозиции, определённых указаний, позиция неудобна, питание не налажено). 21 июня 1904 года – дневник Ларенко: сообщают, что Кондратенко лично водил некоторые (?) колонны на штурм Куинсана. Отмечает, что штурм мог бы иметь успех, но был прекращён Фоком. 14 июля 1904 года – Дневник Лиллье – перепечатка статьи из «Нового края: в 9 часов вечера после прорыва противником центра позиции на Зелёных горах, Кондратенко вместе с полковником Смирновым лично водили войска в контратаку и отбили занятую высоту (S.R. Первая позитивная запись Лиллье о К., пока в перепечатке газеты, до этого, видимо, преобладали цеховые чувства инженеров-казнокрадов ). 15 июля 1904 года – дневник Ларенко: сообщает о записке Фока к Кондратенко, удерживающему Зелёные горы: «Я отступаю. Делайте, что хотите. дневник Лиллье – перепечатка статьи из «Нового края: отступление на правом фланге по приказу Кондратенко начато в 04.30, совершено в полном порядке, благодаря прекрасной организации. Позднее Ларенко иллюстрирует быстроту и точность распоряжений Кондратенко спасением отряда Диатропова, в противоположность с инцидентом отряда Лопатина, случившемся из-за нерасторопности Фока. 1 августа 1904 года – дневник Ларенко: Кондратенко своевременно замечает отступление с гребня Боковой и Трёхголовой гор и приказывает Ирману и Иолшину вернуть отступающих, контратака удалась, затем части отступили и по очищенным окопам был открыт огонь. Сумбурно (S.R. – размышления Ларенко) объясняется, что этим маневром было показано, что и мы можем наступать и разумно отступать. Позднее, Ларенко отмечает, что Фок разослал всюду письмо-пасквиль, что Ирман «пьёт кровь солдат и матросов из-за никому не нужного кряжа, последовало объяснение с Ирманом и Фок был вынужден согласиться, что тот выполнял приказ. 6 – 7 августа 1904 года – штурмы Угловых гор. Ларенко отмечает в дневнике, что укрепления строились по проекту Кондратенко. Однако (!), тут же отмечает, что наша беда в том, что укрепления строятся красивые, но при дождях и бомбардировке сразу же размываются и оголяются. Отмечает, что Кондратенко, увидев большие потери японцев при данном штурме, хотел перейти там в наступление, но Фок воспретил этому, назвав Кондратенко «азартным игроком. Отмечает Ларенко и одобрение Кондратенко укреплений второй линии обороны, проводимых инженер-капитаном Шварцем (Фок выражал этому явное сопротивление: «Каковы наши инженеры! Вместо того чтобы идти вперёд, чтобы работать на фортах, они идут назад, работают на второй линии!). 9 августа 1904 года: Ларенко приводит слух: Кондратенко не решался на атаку Панлушаня, приказ был от Смирнова (атака погибшего Мачабелли, Фок называл Смирнова живодёром). 10 августа 1904 года – упоминается в дневнике Ларенко приказ Стесселя №545, где указывается на падение осколка нашего снаряда вблизи генерала Кондратенко, слова из приказа «…поранение такого деятеля, как генерал Кондратенко, повело бы за собой неисчислимые последствия. (S.R. Вот он первый проблеск харизмы! Окружающие поняли это и начали это использовать – см. дальнейшие действия Вершинина. Кстати, Стессель скромно примазывается к К., походя отмечая, что и он был рядом и видел… ). 13 августа 1904 года – дневник Ларенко: подполковник Вершинин советуется со Смирновым и Кондратенко по поводу организации уборки трупов на передовых позициях. Затем Вершинин делает доклад Стесселю, что мол сделано всё возможное и указывает свидетелями Смирнова и Кондратенко. Стессель умиротворён (S. R. – Здесь очевидна, на мой взгляд, удачная попытка Вершинина прикрыть тыл именем Кондратенко (ну не Смирнова же перед Стесселем!), что говорит уже об установившемся авторитете К.). 21 августа 1904 года – Лиллье отмечает, что важнейшие укрепления у Заредутной батареи ежедневно посещаются (контроль уркеп.работ и состояния) только Смирновым и Кондратенко (но, отмечает, что только днём, а ночами вообще никто не котролирует). 23 августа 1904 года – Ларенко передаёт слухи о штабных интригах: «Генерала Кондратенко он (S.R. – Фок) будто побаивается, получив от него резкий отпор; зато он будто старается подчинить его своему влиянию добром и восстановить против коменданта (S.R. Фок, как умный человек, приказ №545 впитал сердцем, видимо, «азартный игрок отошёл в прошлое ). Приводит также интересную психологическую зарисовку, смысл которой вкратце: Стессель, Фок и Никитин ненавидели Смирнова и снисходительно относились к Кондратенко, как к подчинённому; при штурмах в начале августа они покаянно обратились к Смирнову, знатоку оборонительных укреплений, типа «выручи нас; после отбития штурма, Смирнова снова послали на…, а Кондратенко признали военным гением. Заметка того же Ларенко, что Кондратенко, по свидетельствам участников обороны – специалистов (S.R. Не тех ли ворюг-инженеров? ) не любил инженерного дела, а увлекался более активными действиями войск. Сентябрь 1904 года – Ларенко отмечает, что именно Кондратенко послал подпоручика Никольского на Кумирненский редут для того, чтобы «отличиться, сдёрнув с мастерских на Тигровом хвосте, где он приносил большую пользу. 25 сентября 1904 года – Ларенко переписывает приказ Кондратенко, который печатается без разрешающей подписи Стесселя (Кондратенко уверяет, что получил от последнего устное согласие) – в результате номер газеты с приказом полностью конфискован по приказанию Стесселя. Суть приказа (№36): упор на оборону до последнего, в качестве доводов приводится перспектива полного уничтожения японцами защитников в случае сдачи, обстрел ими госпиталей и т.д. Лиллье отмечает, что как всё запрещённое, приказ был всеми прочитан. (S.R. Харизма позволяет личности плевать на начальников ради Дела). А выговор за приказ получил… подполковник Артемьев, редактор «Нового края. Первые числа октября 1904 года – Ларенко: Смирнов и Кондратенко, встретившись у генерала Стесселя, предложили ему, сперва шутя, а потом всё более настойчиво, проехать с ними в форт II, чтобы обследовать новую японскую траншею в мёртвом пространстве форта (S.R. Ну, прикалывались, как могли, бедный Анатоль ). 21 октября 1904 года – знаменитая записка Фока Стесселю о постепенной сдаче крепости, Ларенко утверждает, что Стессель не рашался её обнародовать, так как боялся, что его арестуют Смирнов и Кондратенко как изменника. На параде (именно 21-го числа) Кондратенко отозвался о моряках: «Я всё с большим и большим уважением отношусь к морякам – молодцами дерутся!. 23 октября 1904 года – Лиллье: Кондратенко просил контр-адмирала Вирена, ввиду крайнего недостатка в полках офицеров, предложить морским офицерам вступить в сухопутные части. Конец октября 1904 года – Ларенко: Кондратенко поручил капитану Герасимову и подпоручику Никольскому придумать ручную бомбочку, по изобретению которой пользовались с большим успехом. Он же добывал пироксилин для взрывчатых механизмов. Он же инициатор изобретения миномёта (также поручил). 16 ноября 1904 года – Ларенко: Стессель приказал послать отряды дружинников в окопы впереди форта IV, Смирнов воспротивился этому, опасаясь за нестойкость дружинников и послал Кондратенко «уломать Стесселя – уломал! Ноябрь 1904 года: Ларенко упоминает, что когда Смирнов или (?) Кондратенко распорядились заблаговременно укрепить Высокую гору, то этому воспротивился Стессель. Упоминает, впрочем, что Кондратенко был против укреплений между Высокой горой и фортом V, в то время как Ирман считал, что нужно «держаться за каждый бугорок, закрепились там только после смерти Кондратенко (S.R. Видимо, смысл в том, что до этого прекословить не могли). Также, Ларенко упоминает горькие мнения, что Кондратенко и Смирнов не жалели людей для обороны Высокой горы. (S.R. См. также мою тему про странный приказ Гобято). 25 ноября 1904 года – Ларенко: на совете по возможности дальнейшей обороны крепости Кондратенко высказался, что пока он командует дивизией, он намерен сражаться до последнего солдата. Момент сдачи крепости он охарактеризовал «когда у нас не будет ни патронов, ни штыков. Якобы стучал кулаком по столу. 2 декабря 1904 года – No comments. Почти. Ларенко: «Он ненавидел тех, кто соблюдал личные выгоды и заботился о личной безопасности в ущерб делу. Кондратенко, по беседам на лужайке Ху есть Ху: «Кондратенко – сердце, импульс обороны, Смирнов – наблюдающий, координирующий центр, Стессель – произвольные и непроизвольные аффективные движения. «Генерал Смирнов потерял в лице Кондратенко самую сильную свою опору в борьбе со Стесселем. Лиллье: «наш герой Кондратенко (из уст «инженера-казнокрада!). Из болтовни после: Ларенко – генерал Смирнов, по поводу устройства на редутах окопов для стрелков (чтобы при уничтожении орудий можно было бы оборонять редуты), высказался, что Кондратенко проявил слабость выслушивать мнение всякого поручика (инициатора идеи). Стессель – «…я говорю о покойном друге моём – Романе Исидоровиче Кондратенко, «…и сам бы подчинился ему, как это и сделал я фактически в Порт-Артуре и т.д. Фок – Кондратенко сам просил его поехать посмотреть на позиции результатом чего и являлись пресловутые записки-пасквили, потом за записки эти и благодарил. Из следственного дела: Кондратенко: «выбил, вопреки Стесселю, из корпусного казначейства несколько десятков тысяч рублей для оплаты китайцам-рабочим на укреплениях, «вернул 200 моряков с западного фронта на восточный, отозванных Стесселем, «всё время внушал войскам мысль, что гарнизон погибнет вместе с фортом, но никогда не оставляет его.

Ответов - 0