"Триумф искусства и техники. Ни один корабль в мире не достигал еще такого!" Отзыв Чарльза Крампа о первом круге испытаний "Варяга". При волнение моря в 10 баллов крейсер "Варяг" показывает мировой рекорд для крейсеров своего класса по скорости - 24,59 узла.
подробнее...

I-ая эскадра Тихого океана Допрос О СОМ:-)
NMD May 8, 1904 (На следующий день после прибытия): "Besides the ships under repairs, the other ships of the fleet and the officers and men seemed in very good shape. The ships were clean, and looked efficient and the men were neat and under excellent discipline. Officers had their morale somewhat shaken, crediting the Japanese with perhaps higher qualities than they deserved, and criticizing their commander in chief more severely than he merited up to this time." "Не считая тех, что в ремонте, корабли эскадры а равно и офицеры с нижними чинами находились в хорошей форме. Корабли вычещены и в хорошем состоянии; нижние чины аккуратны и прекрасно дисциплинированны. Моралное состояние офицерства слегка пошатнувшееся, японцам приписывают лучшие качества, чем те вероятно обладают. Адмирала критикуют больше, чем он того пока заслужил." Так что, скажем так, упадок духа произошёл не столько от гибели Макарова и "Петропавловска", сколько от отьезда наместника и назначения Витгефта.

Ответов - 7

Но отъезд наместника был 5 мая, три дня назад.
s.reily пишет: Но отъезд наместника был 5 мая, три дня назад. А Витгефта уже ругали...
NMD пишет: А Витгефта уже ругали... Экий Вы - всё на свой лад... а может цитату надо трактовать как подъём боевого духа после уезда наместника
s.reily пишет: а может цитату надо трактовать как подъём боевого духа после уезда наместника Тогда бы он продолжал подниматься, а не наоборот как в реале...
Вот что писал Семенов в "Расплате" по поводу боевого духа: "... С какими чувствами встретили на эскадре зарю 28 июля, — не знаю и не берусь догадываться, так как за последние дни суда почти не имели сообщения между собою. Что касается настроения, господствовавшего собственно на "Диане", — затрудняюсь точно его формулировать. Не было ни того задора, который характеризовал собою кратковременный "Макаровский" период, ни жажды мести, охватившей всех в первый момент после гибели "Петропавловска", ни азарта, вызванного опьянением негаданной удачей 2 мая, ни радостной решимости, с которой 10 июня был встречен сигнал о выходе в море, — все это уж было однажды пережито и хотя оставило в душе каждого глубокий след — повториться не могло... Эти хорошо обстрелянные люди, десятки раз видевшие смерть лицом к лицу, готовились к бою, как к тяжелой, ответственной работе..."
Лутонин: Состояние нашей эскадры после гибели Макарова, как в материальном, так и в нравственном отношении, было очень тяжелое. Из броненосцев “Цесаревич”, “Ретвизан”, “Победа” были выведены из строя, чинили минные пробоины, “Петропавловск” погиб, “Севастополь” при столкновении с “Пересветом” погнул винт и должен был менять его – оставались лишь активными “Пересвет” и “Полтава”. Кроме материальных потерь, мы лишились одного из лучших адмиралов и его образцового штаба – цвет нашего флота . Эскадра поневоле обречена была на бездействие, пока не исправят все повреждения, но затем у каждого зарождался вопрос: кто же будет у нас адмиралом? Назначение командующим флотом адмирала Скрыдлова встречено было с энтузиазмом, ведь эскадра эта была его детище, он воспитал кадры ее, его знал каждый матрос, офицер, и адмирал знал всю эскадру. Судьба была к нам не милостива, Артур был отрезан раньше, чем предполагали, и вместо адмирала Скрыдлова начальником Первой эскадры был назначен контр-адмирал Витгефт. Тот же Семенов: Существует предание, что в Александрии „ревностный проповедник Евангелия бросился с топором на статую Серациса и начал рубить ее, и гром не грянул, и земля не расступилась, чтобы поглотить нечестивца, и великое уныние распространилось среди язычников”... Именно уныние... Впоследствии многие из них крестились, но не потому, чтобы вдруг перестали верить в старых богов (это не делается сразу), а в силу горького сознания, что старые боги их покинули, от них отвратились... Я вспомнил об этом сказании потому, что им ярче всего характеризуется то состояние подавленности, которое овладело личным составом эскадры после гибели С. О. Макарова. А это перед 28 июля: Странное дело, как в последующие дни резко изменилось настроение личного состава эскадры. Я часто наблюдал такого рода явления за время минувшей войны и прямо отказываюсь найти им какое-либо объяснение. Почему в известный момент массы относятся с недоверием к открыто высказанным намерениям тех, кому они обязаны верить, и кто, de facto, еще ни разу не заслужил и тени упрека в каком-либо обмане? Почему в другой момент те же массы вдруг преисполняются глубокой верой в искренность намерений своих руководителей, притом намерений, даже не высказанных, а только подозреваемых?.. — Психологическая загадка, которую предстоит разрешить в будущем ученым исследователям. Или... спиритам? — Кто знает?.. Не было героических приказов о наступлении, с призывом на помощь сил небесных; по городу не распространялось сенсационных слухов; писаря, посланные в штаб, не рассказывали по возвращении новостей, добытых от "верного человека"... — А в воздухе что-то было! И еще: В 8 ч. 50 м. утра с "Цесаревича" сигнал — "Приготовиться к бою", — а в 9 ч. новый — "ФЛОТ ИЗВЕЩАЕТСЯ, ЧТО ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР ПРИКАЗАЛ ИДТИ ВО ВЛАДИВОСТОК". Этот сигнал был встречен у нас с нескрываемым одобрением. — Давно бы так! — Молодчина Витгефт! — Нет отступлению!...
iComte пишет: Если бы я не имел возможности ранее убедиться в том, что с интеллектом у Вас все в порядке - то, простите, после вот этих двух фраз у меня появились бы сомнения. Итак, продолжим разбор. Перед артуром я за японского главкома оставляю цепь крейсеров дозора - тех самых 3-кт, включая "шимы" и прочее старье - лишь бы с радиостанциями. В оперативном прикрытии (в часе хода) - отряд из 2-3 "собчачек" с одной асамой. В дальнем прикрытии (у Эллиотов, например) - Того с 1-м отрядом. У дозора задача - при обнаружении выхода ваших крейсеров - радировать всем кому можно. Далее по обстановке - обнаружив риск атаки Вашего разведотряда - отходить к оперативному прикрытию, в случае попытки прорыва без боя - преследовать сколько возможно, информируя Камимуру (Того-младшего) о координатах разведчиков. Ваши действия в роли, например, Вирена, на "Баяне" возглавляющего разведотряд? Уважаемый, вы все спутали. Это не моделирование Цусимы. Вы перепутали времена и события. При Макарове ближней блокады не было. Флот Того искал себе базу. Сначала был в Хакко, потом в Рупперт-Бей у Шантунга. Никто ПА не сторожил. Собачки подходили лишь иногда, когда Того планировал демонстрации отвлечения СОМа от десантных операций на материке. И Камимура там отнюдь не всегда был. Так что сходить Баяну до Эллиотов-Торнтона вообще никаких проблем не было. Более того, он вполне мог пройти Шантунг ночью и оказаться в тылу японцев на растянутых коммуникациях от Сасебо до Мазампо и пошерстить транспорты точно также, как это делал Безобразов. Это ВОКу надо было пройти 1000 км, причем мимо Цусимы и Квельпарта, где бы он наверняка засветился. Баян же мог действовать как рейдер и не обязательно уходить далеко от базы. У него для этого и скорость есть приличная и защита.